Коммунист» Череповец ( 24 февраля 1989 года )


Три дня в Череповце проходили гастроли известной ленинградской группы “Секрет”. Наряду с такими популярными композициями, как “Алиса”“Привет”, прозвучали новые произведения, которые станут ядром программы рок-театра-студии “Секрет”. С артистами состоялся большой и интересный разговор. О нем газета сообщит в очередном выпуске “Музыкального клуба”. Ну, а пока – первые впечатления.

Этот “Секрет” известен всем любителям рок-музыки. Пластинки и зарубежные гастроли, телевидение и фаны, шалеющие от явления в Череповец своих богов. Праздник “Секрета”.

И полотенце на сцене, к концу концерта мокрое от пота – как символ изнурительной, самоотверженной работы. О которой вряд ли подозревают танцующие в зале девочки и мальчики в белых рубашках и узких красных галстучках – сценической форме своих кумиров.

Что на душе у артистов, когда они, полностью выложившись на сцене перед впитавшим в себя музыку залом, отдыхают в “гостевой комнате”? Спросим об этом.

— Вам приходится давать сотни интервью, отвечать на тысячи звонков и писем, и не всегда это бывает приятно. Но есть, наверное, какой-то любимый вопрос, то, о чем вам самим хотелось бы рассказать. Ответьте, пожалуйста, на него.

— Любимый вопрос? – артисты, устало наблюдавшие развлекательную телевизионную программу, задумываются. – Тогда бы мы сказали об уважении. Уважении друг к другу. Человека к человеку. И, в частности, об уважении труда артиста. Речь сейчас не о нас – это бывает и на концертах Леонтьева, и на спектаклях знаменитых драмтеатров. Это бывает везде: выходя на поклон, артисты видят спину торопливо пробирающегося к выходу человека. Нет, мы понимаем, конечно, очереди в раздевалках длинные. Да и артисты не всеми могут быть поняты, не всеми любимы. Но уж если вы пришли в зал, то дослушайте, пожалуйста, что хочет сказать вам человек, вышедший на сцену. Или, по крайней мере, уйдите незаметно. А уж если есть какие-то неотложные дела на этот вечер, – лучше останьтесь дома.

Артисты говорили задумчиво и просто, говорили о наболевшем, хотя я не видела, чтобы с концертов “Секрета” уходили слушатели. Нет, зал чутко отзывался на каждую песню, каждое слово, произнесенное со сцены, и долго аплодировал после концерта.

— Ну, а самый нелюбимый вопрос, вызывающий раздражение?

— О, таких вопросов, к сожалению, процентов семьдесят, не меньше. И снова хотелось бы сказать об уважении. Как часто спрашивающий человек и сам не знает, о чем он хочет спросить. И начинается бессмысленное: “В каком году вы организовали квартет?”, “О чем вы поете?”, “Где вы гастролировали?”. А для этого не надо прорываться к нам в короткие перерывы между концертами, достаточно перелистать несколько газет и журналов. Но нам приходится снова и снова отвечать на эти анкетные вопросы.

Что ж, мы и вправду иногда забываем, что кумиры – такие же люди. Только люди творческие, а поэтому более ранимые. Они тоже нуждаются в понимании и уважении.

До концерта оставался час. И снова работа, просветляющая лица в зрительном зале. Соленый пот и шоколадка, протянутая из зала трехлетним малышом. Снова сбудется праздник “Секрета”. Удачи вам, ребята!

В. Лоза.