“Московская правда” ( 16 декабря 1989 года )



«Тебе уже восемнадцать, мне еще тридцать шесть!»

Эту песенку можно считать эпиграфом к необычному спектаклю, поставленному необычными актерами.

Немало лет прошло с тех пор, как газеты всего мира известили о трагической гибели американского певца Элвиса Пресли, некоронованного короля рок-н-ролла. Имя Пресли стало нарицательным, повсюду, в том числе и у нас в стране, образуются клубы его поклонников, уметь танцевать рок-н-ролл – это уже целая жизненная позиция, причем нескольких поколений. Но как совместить историю жизни простого водителя грузовика, вознесенного собственным талантом на самый верх популярности, его песни и театральное действие?

Рок-театр? Нет, театр рок-музыкантов. Рок-спектакль? Нет, спектакль о рок-музыканте, но с его песнями, исполненными так, что порой возникает впечатление – наверное, запущена фонограмма. Но фонограммы нет. Этот необычный спектакль поставлен театром-студией “Секрет”.

Театром группа стала совсем недавно. До этого они называли себя бит-квартетом “Секрет”. Строгие костюмчики и узенькие красные галстучки – “визитка” группы. Галстучки остались. Они красовались на всех афишах. Но при чем здесь Пресли? Откуда взялось это намерение – совместить песенки популярной группы с современным, хотя и со всеми признаками классического, театром?

— Ты-ты-тысяча пластинок! – пел еще совсем недавно Макс Леонидов, один из “Секрета”, извиваясь уже на пределе человеческих сил. – Ты-ты-тысяча пластинок! – вторила ему основная троица. И они допелись – тиражи их пластинок действительно велики, а число их поклонников вообще неизмеримо. “Секрет” популярен повсюду, Его признали – и чуть рафинированные любители “Битлз”, и сурового вида панки, и металлисты, все сметающие в своей любви к рок-идолам “нужного” направления, и люди, вообще далекие от поклонения кому бы то ни было, причем самых разных возрастов. И вот теперь, на гребне популярности, собственный театр, что так же далеко от традиционной рок-музыки, как электроорган от свирели.

Мы не ставим своей целью “разбор полетов” – обсуждение достоинств или недостатков спектакля, поставленного “Секретом”. Мы просто хотим разобраться, что же это за новое возникло в нашей жизни – театр, ставящий спектакли, пронизанные рок-музыкой?

Гримерная, час до спектакля. Леонидов в кресле перед зеркалами, над ним хлопочут две гримерши. Неподвижность его позы напоминает памятник самому Леонидову.

— Понимаете, — вступает в беседу Коля Фоменко, гитарист “Секрета”, — мы просто каждый увидели в судьбе Пресли что-то свое, пусть это и покажется нескромным. Непонятно – это ведь еще не повод, чтобы создавать собственный театр! Мало ли что у кого и с кем ассоциируется…

— Как говорит наш общий знакомый, — поворачивается на звуки человеческого голоса монумент Леонидова, — пора уже и на купола посматривать… Если же серьезно, то все проще. Не покончено ни с песенками, ни с концертами. Но мы чувствуем, что можем сделать и еще что-то, вот и не сидится на месте.

Кстати, о театре. Не лишним будет заметить, что у двоих из “Секрета” — профессиональное актерское образование.

Премьера спектакля “Король рок-н-ролла” шла в Ленинграде десять дней подряд с одним лишь выходным. Мы попали на второй и третий спектакли, но зал все равно был полон. Без несвойственной ему скромности “Секрет” уверен, что не будет свободных мест и на последнем спектакле. Предпосылки к этому действительно были – в зале сидели люди самых разных возрастов, и что удивило – многие пришли с детьми.

Трагическую судьбу Пресли “Секрет” превратил в яркое и динамичное шоу, что вовсе не заслонило от зрителей всех перипетий жизни Короля рок-н-ролла. И если вспомнить, что каждый рок-музыкант начинал в своем творчестве со знакомства с классикой рока, а, следовательно, и с Пресли, то, пожалуй, становится ясно, что имел в виду Фоменко, говоря о схожести судеб. Только , честное слово, нам совершенно все равно, будет в свое время Леонидов носить костюмы стоимостью в пятьдесят тысяч долларов, как это делал Пресли, или проходит в нарядах, возведенных фабрикой “Большевичка”.

Что происходит сегодня на нашей рок-сцене, что творится в отечественном шоу-бизнесе? “Московская правда” уже не раз посвящал свои публикации этой теме, но проблем хватает по-прежнему. Сегодня редко кто из наших рок-звезд первой величины свечения берет за концерт меньше пяти-десяти тысяч. Вроде как несолидно брать меньше. Но дело не в гонорарах – много зарабатывают, и слава богу. Проблема в другом – не поедут звезды в те регионы, где не соберется достаточная для тысячных гонораров аудитория, а значит, поклонники “живьем” их так и не увидят. “Секрет”, похоже, по этому пути не пошел. Оснащение спектакля, аппаратура стоили театру-студии очень много, а ведь эти, кстати, заработанные ими в прошлом деньги, четыре участника могли спокойно просто поделить между собой и жить припеваючи.

Четверо из “Секрета” предстали перед нами такими же, как и на сцене – веселыми, взбалмошными, задорно атакующими. И, как ни пытались мы поймать их на том, что это очередная маска, но уже не для публики, а для прессы, не смогли.

— Слушайте, парни, о вашей неразлучности ходят легенды. Но нас интересует насколько это игра, и есть ли в группе настоящий лидер? Что-то не верится, что все вы одинаково талантливы и среди вас нет, извините, статистов.

Сначала показалось, что нас побьют. Но потом страсти улеглись, и беседа продолжилась.

— Мы просто хотим играть то, что хотим! – еще продолжал кипятиться Фоменко.

— Нас некоторые даже обвиняют в противоестественных склонностях, — отливает в бронзе фразу Леонидов, — настолько мы преданы друг другу. Обидно, и надоело давать доказательства обратному.

Беспрестанно кто-то заглядывает в гримерную, заглушая разговор, доносятся из репродуктора команды режиссера, и вдруг Фоменко делает еще один выпад:

— Можно сказать, что до этого спектакля мы по-настоящему серьезно еще не работали. Просто делали то, что хотели, не гоняясь за модой, и это начало нравиться публике.

— Наверное, каждой рок-группе необходим своеобразный катарсис, — продолжает речь сотоварища Леонидов, — нельзя бесконечно следовать один раз удачно найденному образу, необходимо идти дальше. Пусть нас не играют в кабаках – это только приятно.

Ах, как это было давно! Теперь уже почти никто и не помнит, как собирались чинные зрители в греческие или римские театры, где актеры представляли трагедии. Как давали представления заезжие группы под готическими сводами средневековых замков, и горели факелы, и в тысячный раз умирали Гамлет, отец Гамлета. Или как съезжалась великосветская публика в оперу, сверкая бриллиантами и подметая полы кринолинами. Впрочем, в Большом сверкают драгоценностями и сегодня. Но изменились времена, и помимо Большого, например, существует небезызвестный театр“Дерево”, где актеры обоих полов просто не могут выйти на сцену, не побрив тщательно головы. Да мало ли сколько заумного и якобы передового мы видели в последние годы, где было всего в достатке, кроме как понятности и естественности!

“Секрет” не пошел по заманчивому пути заумности, создавая театр, — мол, кто не понимает, сам и виноват. Не скатился и в примитивизм, просто устраивая танцульки – а как же, рок все-таки! Они просто сделали спектакль.

Вообще-то, не говоря худого слова, попытки совместить такие полярные понятия, как современная музыка и театр, совершались. Были, были порой чуть более удачные попытки, но мы не будем копать так глубоко, чтобы докопаться, что успехи эти были вызваны запретностью рока. Раз вроде как запрещено, а они сделали, значит, уже и не важно, хорошо ли сделали. В массе своей лучше бы этих потуг не было вообще. Пожалуй, единственной до сих пор непокоренной вершиной так и осталась классика – рок-опера “Иисус Христос – суперзвезда”, поставленная в Штатах без малого двадцать лет назад. Отечественные же поделки, то стыдливо именовавшиеся “зонг-операми”, то вообще не находившие никакого названия, лучше благоразумно оставить в стороне. Хотя бы потому, что “Секрет”сделал отнюдь не оперу, как того можно было бы от них ожидать, а спектакль, настоящий, живой, не оставляющий равнодушным, который просто наполнен роком, искрится им, а не воспринимается как нечто чужеродное. Но в этом, по-видимому, и состоит один из секретов группы – выйдя на уже проторенную дорожку, они не слетели на обочину, как это произошло с предшественниками, а победили. Спектакль держит в напряжении, не позволяет расслабиться, а когда со сцены несутся уже полузабытые сегодня песенки “пещерного” рок-н-ролла, трудно усидеть на месте.

Наверное, когда занимаешься творчеством не один, а в компании, необходимо, чтобы компания подбиралась хорошая. В этой связи вспоминается один из прошлых концертов “Секрета” – у Макса Леонидова вдруг лопнул гитарный ремень, а попробуй удержать гитару на весу и одновременно выдержать бешеный ритм. Леонидов и понять ничего не успел, как к нему подскочил Фоменко и подставил плечо… Уже потом за кулисы пришел Александр Градский и спросил:

— Ребята, сколько времени вы репетировали этот трюк?

Да, со спектаклем “Секрет” опять попал в десятку. “Король рок-н-ролла” уже стал событием, хотя его и видели пока отнюдь не многие. Но нам “Секрет” так и не ответил, кто научил их такой прицельной стрельбе.

…Маленькое кафе за сценой. Снуют длинноногие красавицы в том, что они легкомысленно называют юбками. “Артистки театров, занятые в спектакле”, — внушительно отвечает на наш немой вопросЛеня Ноткин, директор “Секрета”. Проходит человек средних лет удивительно благородной внешности, артист, играющий в этом спектакле роль Полковника, менеджера и злого гения Пресли.

— А это, — указывает нам на него Ноткин, — отец МаксаЛеонид Леонидов, заслуженный артист РСФСР.

Нет, никакого озарения у нас не наступило. Просто яблоко падает от яблони недалеко, а еще говорят, что артистами не рождаются.

Театр-студия “Секрет”, в отличие от группы, существует совсем недавно, но кроме “Короля”, у них есть еще спектакль – “Двор”. Не собираются они останавливаться на достигнутом, и в плане у них стоит немало. В самом скором времени “Король” пойдет на московских подмостках, а празднеств, посвященных Пресли, мы видели уже немало, и москвичей удивить трудно. Но артисты, они же музыканты, настроены отважно. Потому они и артисты.

Игорь Воеводин, Владимир Трусов.