«Комсомольская правда» ( 21 сентября 1986 года )


Статья "В чем секрет "Секрета" в Комсомольской ПравдеКвартет «Секрет» в Ленинграде считают баловнем удачи: он как-то молниеносно ворвался на эстрадные подмостки и с кажущейся легкостью победил на фестивале рок-ансамблей.

Формулу успеха «Секрета» у молодой аудитории вычислить несложно: азартные, атакующие ритмы, популярность тем и мелодий, легко и с восторгом подхватываемых залом, и — чуть ли не самое главное — юмор. Стихия розыгрышей, шуток над всем — над собой, над залом, над исполняемыми сюжетами, над эстрадным миром, его кумирами и их штампами… Это пародийная стихия создает особое магнитное поле их выступлений, которое притягивает «свою» публику. «Секрет» знает, что эта публика лирики и «серьеза» в чистом виде не признает, она им не доверяет. И потому они — пересмешники, пародирующие всех и вся.

Вполне способно шокировать начало концерта, когда они, с дерзким нахальством выкрикивают в зал: «Вам страшно повезло! Сегодня вы увидите самых знаменитых…» Но стоит не раздражаться, а вслушаться в интонацию, чтобы услышать: да они играют! Они как бы надевают маску любимцев публики, им эта маска сейчас нужна, они «входят» в нее, как в успех, который не выпрашивают, а завоевывают.

Но ведь признаем: чтобы так «юморить» и не выглядеть нелепо, нужно кое-что иметь за душой. Они и имеют: их музыкальный профессионализм, их артистизм служат надежной броней и аргументом. Правда, вполне возможно, что и не на это идет их публика: может, она радуется возможности упиваться стихией будоражащего ритма, проповедуемого «Секретом», эмоционально растворяться в нем?

Одна из существенных претензий к ансамблю: обвинение в подражательности, вторичности: дескать, все это уже было, было двадцать лет назад, зачем же сейчас работать под «Битлз»? Стоит сказать уважительнее и точнее: они «Битлз» иногда стилизуют. Да, «Секрет» владеет редким, между прочим, даром стилизации, даром художественного подражания. Не пародия, не шарж (а это у них тоже получается), а именно стилизация. Больше того, в их программе есть ностальгия сегодняшнего молодого поколения по музыкальной волне 60-х годов.

Согласитесь: не самый слабый посыл? Ориентация на перекличку с не самой последней из молодежных музыкальных культур? Они этого и не скрывают, напротив, с любовью и признательностью вступают в диалог с прошлым и извлекают для себя и своих слушателей важные уроки, скажем, так: «уроки музыки».

Стало, к сожалению, расхожим местом в статьях об эстрадных певцах упоминать об их артистичности. Но под «артистизмом» чаще всего понимают просто обаяние, особую эстрадную сценичность. Увы, далеко не все наши эстрадные звезды артистичны, то есть наделены особым театральным даром игры, импровизации, перевоплощения. Простейшее пластическое «раскрашивание» песни подчас принимают за ее театрализацию — и вот уже гуляет понятие «театр песни». Как часто эти программы театрализованы формально, в этом смысле стоит заверить читателя, что артистизм «Секрета» имеет вполне театральную природу. И дело не в том даже, что за спиной у двух его участников театральный институт (М.Леонидов и Н.Фоменко закончили ЛГИТМиК). Этот эстрадный театр отлично продуман, в его небольшой труппе роли распределены не на одну песню, а на весь спектакль.

Максим Леонидов — лидер этой компании — элегантен и невозмутим, как и подобает лидеру. Он не без юмора пытается придать всему предприятию «самый серьезный тон». Николай Фоменко, бас-гитара, — эксцентричный, с бешеным темпераментом, что называется «весь вечер на арене» — он играет «рыжего» на ковре, возмутителя спокойствия и подстрекателя всех конфликтов, происходящих в труппе. Он то сваливается в оркестровую яму, то сбивает общее пристойно-налаженное пение внезапным выкриком в микрофон. Он всех заводит и то и дело грозит сорвать своей энергией предприятие, столь терпеливо выстраиваемое Леонидовым. Но не взрывает. Потому что на стабильность «работает» Андрей Заблудовский — «лирический герой труппы», самый тихий, чуть печальный, похожий немного на Пьеро. Впрочем, его лирика, словно порохом, заряжена изнутри юмором — только более мягким и скрытным, чем у остальным. Ударник Алексей Мурашов азартно задает ритм представлению. Труппа играет с залом, друг с другом, с песней, обнаруживая в игре замечательное умение развлекаться без вульгарности, острить без пошлости, разговаривать с публикой без фамильярности.

Энергичное представление их труппа заканчивает на тихой ноте. Артисты садятся, обнявшись, на край сцены и — кончилась игра — теперь о важном, о дружбе, о верности, о чести…

В. Канторов.